31.74
Rating
«Информационная культура»
Открытое государство и открытые данные
26 January 2015

О том, как устроены открытые данные в России

«Информационная культура» corporate blogOpen data
Не секрет, что в России за последние годы, с одной стороны, стало больше открытых данных, с другой — накопилось немало критики.

Так неслучайно получилось, что тематика открытых данных — это то, чем я занимаюсь давно и знаю о большей части инициатив в этой области не по наслышке, а по собственному опыту участия. Здесь я постараюсь обойтись без ссылок на свои проекты, чтобы не нарушать правил сайта, их легко будет найти по их названиям в любом случае. Но постараюсь дать все ссылки на официальные ресурсы.

Поэтому, вместо предисловия, я представлюсь.

Меня зовут Иван Бегтин, я вот уже несколько лет продвигаю идею открытых данных в России, возглавляю небольшую некоммерческую организацию (Инфокультура) от лица которой и вместе с сотоварищами мы организуем соревнования, пропагандируем открытость данных среди госорганов.

Кроме всего прочего я вхожу в Совет по открытым данным при Правительственной комиссии по координации Открытого Правительства и ряд общественных и экспертных советов при органах власти и в курсе многих успешных (и провальных) государственных инициатив в этой области.

Ну и поскольку я, в том числе, в комментариях на Хабре читаю много вопросов, заданных явно или неявно, то на самые частые я отвечу в этой заметке, а также на те, что будут в комментариях.



Что сейчас происходит в России с открытыми данными?

Чтобы ответить на этот вопрос надо с самого начала разделить два понятия. Открытые данные — как открытую форму представления любых баз данных. Собранных ли активистами, подготовленных ли коммерческими компаниями или же опубликованных государственных органами. Открытые данные — это всеобъемлющий термин охватывающий все возможные источники появления данных, главное чтобы данные были доступны для свободного повторного использования и были машиночитаемыми (плюс соблюдение 8 принципов открытых данных о которых тут уже писалось.

А вот открытые государственные данные — это такой подвид открытых данных который производится изнутри государственной машины. Это может быть информация, как о самом государстве, так и то что госорганы собирают при выполнении их функций.


Исходя из этих определений можно сказать что то что в России происходит с открытыми данными вцелом — это на 100% зависит от нас самих, как мы собираем, публикуем, убеждаем и так далее публиковать данные, так это и происходит. Есть множество проектов которые существуют автономно от государства — это сообщество GIsLab, это наши проекты OpenGovData и Hubofdata и практически все краудпроекты на MediaWiki можно отнести к инициативам по открытым данным поскольку они предоставляют API для получения данных любым желающим.

А вот в том что касается открытых государственных данных, то здесь без самого государства не обойтись. В 2013 году был принят Федеральный закон Российской Федерации от 7 июня 2013 г. N 112-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон „Об информации, информационных технологиях и о защите информации“ и Федеральный закон „Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления“ .

Этот закон содержит набор поправок в федеральный закон от 9 февраля 2009 года N 8-ФЗ „Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления“ и в федеральный закон от 27 июля 2006 года N 149-ФЗ „Об информации, информационных технологиях и о защите информации“ о том что данные должны публиковаться в форматах открытых данных.

Далее в распоряжении Правительства Российской Федерации от 10 июля 2013 г. N 1187-р г. был представлен перечень тех данных которые должны публиковаться в первую очередь.

Полный перечень законов, распоряжений и постановлений собран, например, на портале открытых данных г. Москвы в разделе „Документы“. Там множество документов, как федеральных, так и тех что приняты московской мэрией.

2. Кто в России отвечает за открытые государственные данные?

Можно было бы сказать что Правительство целиком, но это не совсем так. Утверждение планов открытости ведомств, в которые входят и работы по открытым данным, занимается Совет по открытым данным. Совет по открытым данным — это название рабочей группы при Правительственной комиссии по координации деятельности Открытого Правительства.

Я также вхожу в этот совет и могу сказать что несмотря на громкое название у Совета нет практически никаких полномочий. Да и не может быть в виду российской структуры государственного управления в которой все советы носят исключительно консультационную форму. Фактически единственный ресурс совета — это возможность донести до его председателя Министра Абызову ту или иную позицию.

С другой стороны, в виду того что закон об открытых данных, это были поправки в 8-ФЗ, то методическое сопровождение раскрытия данных и создание федерального портала открытых данных осуществляет Минэкономразвития России.

Здесь надо сделать небольшое отступление. В 2012-2013 годах, когда тема открытых данных в России только-только приобретала форму государственной инициативы, был ведомственный спор между Минкомсвязи и Минэкономразвития о том какое ведомство будет курировать эту тему. В итоге победило тогда Минэкономразвития и в дальнейшем именно оно было основным исполнителем усилий по открытости данных.

Результатом этого было множество последствий, главное из которых было в том что акцент на раскрытии данных сместился от государственных информационных систем как это хотело Минкомсвязи, на официальные сайты госорганов требования к которым всегда задавало Минэкономразвития.

3. На какие деньги существуют все эти инициативы?

Тема открытых данных практически начисто отсутствует во всех государственных программах включая программу „Информационное общество“. За последние несколько лет существенные инвестиции в то чтобы открытые данные были доступны проводило лишь Правительство Москвы которое создало московский портал открытых данных и вплоть до того что рекламировало его на улицах города.

На федеральном уровне ничего подобного не было. Все члены совета по открытым данным работают без какой-либо компенсации их усилий.
Да и расходы на создание федерального портала открытых данных невелики.

Фактически, все заседания совета которые проходили и на которых присутствовали представители госорганов за это время сводились к тому чтобы убедить госорганы потратить усилия на открытие данных. В каких то случаях это приносило результаты, а в каких-то все разговоры разбивались на встречные просьбы »… а вы помогите чтобы нам выделили бюджет на XXX миллионов рублей и мы всё-всё-всё откроем...". Самый яркий пример такого поведения был Росстат, похожая ситуация была с ЦИК России и многими другими ведомствами.

Аналогично со всеми субъектами федерации и муниципалитетами. Ни один из них денег на внедрение практики публикации открытых данных не получил, все усилия сводились к тому чтобы убедить их тратить собственные деньги на эти инициативы. Какие-то субъекты в этом продвинулись, а какие-то откровенно забили и просто саботировали раскрывая не данные, а их симуляцию.

4. Использует ли хоть кто-то в России открытые данные?

Если коротко, то да.
Да, данные используют и более чем активно. Используют активисты и бизнес, используют к коммерческих проектах, общественных и личных, используют для того чтобы улучшить существующие продукты, так и для того чтобы создать новые.

Есть несколько областей и наборов данных которые более чем востребованы. В первую очередь это такие данные как:
— База государственных и муниципальных закупок;
— Оперативные данные ЦБ РФ по валютам и открытые данные по банкам;
— База ФИАС (федеральная адресная информационная система);
— Данные по спутниковой группировке ГЛОНАСС
и многое другое.

Существует несколько десятков проектов по отслеживанию новых госмунзаказов (Закупки360, Бикотендер), по анализу контрагентов (Спарк.Интерфакс, Контур.Фокус, Коммерсант.Картотека) которые используют данные напрямую. Агрегируя данные о компаниях, о контрактах, закупках, лицензиях и прочем. Смешивая открытые данные и те которые они получают из коммерческих источников — они создают коммерческие продукты. В результате, на базе открытых данных существуют и развиваются состоявшиеся коммерческие продукты.

На основе базы ФИАС и до неё на основе базы КЛАДР работает значительное число сервисов по всей стране. Эта база, обычно, используется не для создания новых продуктов, а для улучшения удобства проверки адресов в многочисленных коммерческих информационных системах.

Данные ЦБ используются практически всеми сайтами показывающими официальные курсы валют и всеми сайтами по анализу банков и банковской системы вцелом.

Кроме этих данных есть много других — гораздо более узкоспециализированных и которые также активно используются, но чаще всего их пользователи себя не афишируют и малоизвестны.

5. И всё таки почему так мало примеров тех кто данные используют?

Главная причина в том основные пользователи данных — это коммерческие компании которые совершенно не заинтересованы, ни в том чтобы раскрывать свои доходы, ни в том чтобы рассказывать про свою бизнес модель. Да и вообще тратить на это время большинство из них не желает. Ко всему этому примешивается их опасение что рассказав о том как и сколько они зарабатывают на тех или иных данных у них сразу же начнутся проблемы и за те данные что они получают бесплатно им придется платить. Опасение не то чтобы небезосновательное, но и не то чтобы неоправданное.

По этой причине все те примеры что я называю — это примеры о которых я знаю и те примеры что на виду.

6. И всё равно полезных данных очень мало. Всё остальное это, либо бессмысленые наборы данных, либо с отвратным описанием

Полезных данных действительно мало. И я скажу больше, наиболее полезные и востребованные данные публиковались ещё до того как сам термин «открытые данные» появился в виде государственной инициативы.

ЦБ РФ — публикует данные уже с десяток лет в виде API через SOAP сервисы. База ФИАС появилась в виде открытых данных гораздо раньше. И данные по госконтрактам публикуются в машиночитаемом виде с 2008 года.

Все очень просто. Есть те данные которые госорганы публикуют в ответ на общественный или корпоративный запрос и те данные которые они публикуют в обязаловку по разнорядке.

Требования которые были сформулированы в законе об открытых данных и распоряжении правительства для большинства госорганов — это очередная назойливая муха. Они не понимают зачем это делать, они не понимают кому это нужно, они не понимают в чем польза от открытия данных и они не понимают какая им с этого выгода. Как результат мы получаем массу примеров «плохих данных» когда в разделах на сайтах органов власти данные публикуются без описания, без схем, с пустыми файлами данных или иными особенностями. Чаще всего такие данные публикуются представителями пресс-службы органов и те делают это всё по принципу «формального закрытия», бессодержательной публикации позволяющей поставить галочку в результатах.

7. Почему всё плохо?

Нельзя сказать что всё совсем плохо. У России не последние места в рейтингах открытости данных вроде Open Data Index и Open Data Barometer. Но причин радоваться, действительно мало, и причин у того что всё идет так тяжело множество.

Одна из причин в том что у открытых данных в России очень мало явно заявляющих свой интерес потребителей.
Дело в том что в мире основными потребителями открытых данных являются:
— некоммерческие организации и активисты (гражданское общество);
— журналисты;
— коммерческие компании;
— университеты.

С каждым из потребителей у нас в России есть свои проблемы.
Независимых некоммерческих организаций теперь почти нет. Все что жили на зарубежные гранты теперь, либо закрываются, либо перестраиваются под госгранты, либо резко сворачивают свою активность. Наша некоммерческая организация существует исключительно по то причине что все учредители это люди занимающиеся бизнесом и у нас была и есть возможность тратить немножко средств на её поддержание и в том что самые большие проекты мы делали при поддержке Фонда Кудрина. Единственного, пожалуй, который из фондов в России поддерживает общественные проекты на открытых данных. Других возможностей фактически нет. Государственные грантооператоры не выделяют средств на подобные проекты, коммерческих спонсоров для проектов на открытых данных найти очень сложно ну а брать иностранные гранты теперь табу.

Журналистика почти вся в России весьма далека от нейтральной подачи информации. Но даже провластные издания не взаимодействуют с госорганами на предмет открытости их данных для того чтобы их использовать в работе. Увы, за все эти годы направление журналистики данных так и не обрело заметных очертаний в нашей стране и до сих пор журналисты оказывают очень малое влияние на открытости государства в тех или иных вопросах. Пронзительные экономические аналитики, исследователи демографии, словоохотливые социологи — все они на страницах СМИ не формируют запроса к органам власти на открытость.

Коммерческие компании здесь всё просто — их очень мало. Коммерческие компании использующие открытые данные можно разделить на две категории. Первая группа — это тех кто живет за счет государственных заказов и данные им нужны чтобы показать свои компетенции в том чтобы больше заказов получить. И вторая группа живущая на информационном рынке крайне малочисленная и не желающая взаимодействовать с госорганами без острой необходимости. В основном по причинам глубокого недоверия государственной машине.

И наконец высшие учебные заведения. Увы, запроса со стороны ВУЗов на то чтобы данные были доступны для исследований, для возможности студентов использовать актуальные данные в своей работе, этого запроса просто нет. Если в мире университеты формируют собственные базы данных по направлениям исследований и работы их факультетов, то в России это если и есть, то в весьма ограниченных формах.

8. Будет ли лучше?

До введения санкций, закона об иностранных агентах и прочего ухудшения внешней и внутренней политики я бы сказал что однозначно да. Когда всё начиналось Россия была в G8, подписывала G8 Open Data Chapter, претендовала на участие в Open Government Partnership. Сейчас развитие темы открытых данных происходит при высоком сопротивлении государственного аппарата. Наиболее востребованные данные раскрываются с большим трудом. Детальная образовательная, криминальная и иная муниципальная статистика крайне труднодоступна. Государственные геоданные по прежнему открываются тяжело. Но многое другое возможно. Это климатические, транспортные и иные данные востребованные на практике.

9. Почему лично я во всём этом участвую?

Причин много. Главная в том что я ввязался открытые данные еще в 2009 году со злости что во всем мире эта тема развивается, а в России ничего нет. Другая в том что устройство «государства», не только российского — это моё давнее хобби. При том что наибольшие усилий приходились и приходятся не только на то чтобы убеждать чиновников в открытости данных, а в том чтобы самостоятельно собирать данные из разных источников и превращать в открытые данные.
— К заметке прилагаю пару опросов и как и обещал, готов ответить на все вопросы по существу в комментариях.
Only registered users can participate in poll. Log in, please.
Надо ли лоббировать открытость государственных данных?
84.44% Да, надо 293
7.49% Только если это не отнимает слишком много времени и ресурсов 26
7.49% Лучше потратить время на общественные проекты по созданию открытых данных 26
0.58% Ничего этого не нужно 2
347 users voted. 38 users abstained.
Only registered users can participate in poll. Log in, please.
Как Вы оцениваете работу Совета по открытым данным?
10.25% Положительно 33
2.48% Отрицательно 8
31.99% Понять не могу что он вообще делает 103
55.28% Ничего о его работе не слышал и не читал 178
322 users voted. 49 users abstained.
Only registered users can participate in poll. Log in, please.
Как Вы оцениваете работу Минэкономразвития России по открытым данным?
4.66% Положительно 15
11.18% Отрицательно 36
32.92% Понять не могу что он вообще делает 106
51.24% Ничего о его работе не слышал и не читал 165
322 users voted. 47 users abstained.
Only registered users can participate in poll. Log in, please.
Что важнее всего в будущем открытых данных?
53.16% Больше данных 185
89.66% Качество данных и качественное описание их структуры 312
28.45% Возможность общения с ответственными госорганами 99
47.13% Возможность запрашивать недостающие данные 164
62.07% API вместо файлов 216
348 users voted. 41 user abstained.
Tags:открытые данныеopendata
Hubs: «Информационная культура» corporate blog Open data
+19
22.3k 80
Comments 26
Top of the last 24 hours
Information
Founded

28 April 2012

Location

Россия

Employees

2–10 employees

Registered

17 October 2013