DataArt corporate blog
Legislation in IT
IT career
December 2016 19

Игра по правилам



Игорь Кожуренко — лидер направления iGaming в DataArt — о традиционных и онлайн-казино, регулировании рынка азартных игр в разных странах, о моде на виртуальную реальность и поиске художников и инженеров.

Об индустрии iGaming


Компании, предоставляющие игровые онлайн-сервисы, всегда готовы к быстрому внедрению инноваций, и многие идеи впервые воплощаются именно в iGaming. Этому есть несколько причин. Первая — борьба за клиентов: чем лучше сервис, тем, понятное дело, больше будет пользователей. Вторая — кэш-флоу. Успешные компании этого рынка не нуждаются в дополнительных инвестициях, у них есть деньги, и они с удовольствием инвестируют их в разработку и развитие, если понимают, что это действительно нужно.

Последние полтора года мы активно строим iGaming-экспертизу, которая, надеюсь, будет официально превращена в индустриальную практику в ближайшее время. Рынок у этой индустрии очень большой, и работают на нем компании самого разного типа. Но мы фокусируемся на больших корпорациях, годовые обороты которых измеряются миллиардами долларов, и делаем это успешно — за последний год мы подписали пять новых клиентов.

О поиске талантов


В прошлом сентябре мы построили внутри DataArt game development-студию. Начинали с нуля и честно сказали нашему первому клиенту — Glück Games, что на данный момент экспертизы внутри компании нет, но есть опытные люди, готовые сформировать команду. Мы нашли художников и JavaScript GameDev-разработчиков, сделали проект, а сейчас наша студия работает сразу с тремя-четырьмя компаниями.

Люди, имеющие опыт в GameDev, без работы никогда не сидят; поэтому их поиск — важное направление, которое мы также развиваем в рамках своей экспертизы. Внутри DataArt мы привлекаем разработчиков за счет интересных проектов и отличной обстановки, кроме того, мы подготовили собственный обучающий курс.

С точки зрения самих технологий сходства с другими индустриями у нас гораздо больше, чем различий. Например, платформы для спортивных ставок очень похожи на трейдинговые платформы. Здесь так же высоки требования к бэкенд-разработке: огромные потоки данных, большое количество пользователей, подключенных через десктопы и мобильные устройства, необходимость постоянной оптимизации потока данных, мощный пласт аналитики. При этом острая конкуренция в iGaming заставляет постоянно двигаться вперед.



О трендах


Гемблинговые компании идут в авангарде, например, на таких сверхпопулярных направлениях как виртуальная, добавленная и смешанная реальность. На выставке ICE Totally Gaming в Лондоне в феврале 2016 года было только два стенда компаний, представлявших технологии виртуальной реальности. На Global Gaming Expo в Лас-Вегасе в сентябре я таких стендов насчитал девять. Тенденция прослеживается, на следующем ивенте их будет штук 15-20, а то и больше.

У нас пока нет готовых продуктов с использованием этих технологий, но уже есть тестовые стенды. Разработчики видят в этом огромные перспективы, операторы пока настроены менее оптимистично, но за этот год многие компании успели выпустить прекрасные VR-продукты. У нас есть предложения для классических land-based casinos по дополнению слот-машин виртуальной реальностью или полной замене классических автоматов. Это может привлечь новых людей, особенно молодежь — в land-based casinos обычно ходят люди постарше, но такие технологичные решения способны изменить ситуацию.

Очень интересно следить за ситуацией с augmented reality, тем более успех покемонов доказал ее перспективность. Мы сами придумали несколько кейсов для традиционных казино, и переговоры с операторами идут очень позитивно. Сейчас прослеживается следующий тренд: если 20 лет назад все автоматы были механическими — из них с соответствующим звуком сыпались монетки,— то сейчас в казино тихо. Поэтому атмосфера уже не та, что была раньше. Здесь с помощью augmented reality можно придумать множество дополнительных развлечений, за которыми люди в общем-то и приходят в казино. Это особенно заметно в Лас-Вегасе, куда люди давно приезжают не в надежде разбогатеть, а чтобы просто отдохнуть, часто целыми семьями. Его посещает 40 миллионов человек в год, и по моим ощущениям, сами казино, в которые и так можно ходить как в музей, там далеко не главное. Лас-Вагес похож на роскошный Диснейленд, с огромным количеством самых разных шоу, и технологии дополненной реальности в игровых залах там тоже будут выглядеть органично.

О проектах


Разработка одной онлайн слот-игры в среднем длится три-четыре месяца, и занимается ей команда из пяти человек. По большому счету, здесь все то же самое, что в проектах других индустрий: есть UI, есть бэкенд, протоколы коммуникации. Но важны даже различия в терминологии. Например, дизайнер в game development называется graphics artist, PM — гейм-продюсером, бизнес-аналитик — game designer. Спецификация называется des doc — design document. Плюс здесь есть еще и эксперты, которые занимаются анимацией и пишут музыку.

Многие очень большие компании обслуживают land-based казино: слот-машины, table games и т. д. Ввиду всеобщего ухода в интернет, потребность также пойти в онлайн возникает и у них: они хотят подготовить свои успешные игры для веба и мобильных телефонов. Здесь на первом месте JavaScript-технологии HTML5: мы берем assets, геймплей игры, написанной на С++ или другом языке, и в неизменном виде переводим ее в формат, подходящий для интернета.

От крупного клиента в Великобритании ReflexGaming, например, мы получили набор графики объемом больше 1 Гб. Но совместными усилиями наших с заказчиком художников и разработчиков сделали игру весом 40 Мб, ничем не отличающуюся от исходной по функционалу. Сейчас с несколькими крупными компаниями мы проводим переговоры о переводе их land-based-игр в онлайн, основываясь на этом кейсе.

Отдельная категория, которую мы бы очень хотели развивать, это social casinos. В отличии от классического онлайн-казино, в них ты играешь не на деньги, а используя виртуальные фишки. Допустим, в день выдается 5000 фишек, ты на них играешь, развлекаешься, а когда они закончились, можешь либо просто дождаться следующего дня, либо докупить их уже за реальные деньги. Пока опыта на этом участке у нас нет, но переговоры с первым крупным клиентом мы у же ведем.

Кроме самого game development, у нас есть проекты для больших клиентов, включающие back-end и front-end, фулл-стек разработку для веб- и мобильных сервисов. Через game development заходить к ним проще, но мы используем это преимущество, чтобы развиваться и покрывать потребности наших клиентов уже в других областях, обслуживая внутренние системы маркетинга и аналитики.

О прозрачности


Правила игры всегда четко определены — то, что казино обманывает людей, это миф. Любое land-based casino — абсолютно прозрачная организация, где понятно, откуда берутся деньги, где можно найти информацию о том, какие и когда выпали выигрыши. Казино любят этими данными делиться, поскольку это важный метод привлечения клиентов. Например, для каждой слот-игры в онлайн-казино написаны параметры, основной — rtp, “return to player” — процент денег, который автомат возвращает игрокам. Он может отличаться волатильностью — это могут быть много маленьких выигрышей или совсем немного больших — но в среднем rtp внутри индустрии составляет 95—97%. То есть, казино забирает только 3-5 % оборота, оставшаяся сумма тем или иным образом распределяется между клиентами.



Основные параметры задаются как исходные, но всю внутреннюю математику мы просчитываем: сколько в слоте элементов, какие в него встроены мини-игры и т. д. Мы готовим такие расчеты на границе бизнес-аналитики и математики: теории вероятности, комбинаторики. Причем мы в рамках нашей экспертизы в этой части работаем не только с классическими слот-играми, но и с играми на ловкость и умение — skill games.

О региональных отличиях


Основная для нашей работы страна — Великобритания. Исторически она наиболее стабильна, все правила там понятны, законодательство меняется редко, а ситуация с налогами абсолютно прозрачная. Кроме Великобритании, важнейшие для нас регионы — Западная Европа: Швеция, Германия, Мальта и Гибралтар. И, конечно, мы работаем с мультинациональными корпорациями, головные офисы которых находятся в США.

Региональные различия зависят от существующих законов. Где-то разрешены и онлайн-гемблинг, и традиционные land-based-казино, где-то легален только land-based, в некоторых странах компания может заниматься iGaming только при наличии обычного казино. В Америке эти вопросы регулируются на уровне отдельных штатов.

В Западной Европе в последние годы заметна тенденция к либерализации законодательства в отношении азартных игр. Например, в Швейцарии гемблинг разрешен только в land-based-казино, но в парламенте уже идут дискуссии о легализации деятельности онлайн.

В Швеции рынок монополизирован государством, но и здесь в парламенте уже лежит бумага о допуске на рынок иностранных компаний. И вообще из года в год рынок расширяется, включая все новые страны. Индустрия обеспечивает хороший доход государству, к тому же, если эта деятельность зарегулирована, нечестным игрокам в ней места практически не остается.

О разных играх


Слот-машины — системообразующий бизнес любого казино. Но у нас, например, есть клиент, очень крупный lottery-оператор, для которого мы делаем игры, которые заполняют свободную нишу между лотереями и классическим казино. Психология игрока в лотерею отличается от психологии игрока в однорукого бандита или от тех, кто делает ставки на спорт. Последние считают, что понимают, что делают: следят за событиями, подсчитывают статистику. Те, кто играет в казино, ищут развлечения в чистом виде: любят смотреть, как что-то крутится, наслаждаться обстановкой. Или просто долго нажимать на кнопочки в онлайне. Те же, кто играет в лотерею, хотят однократного действа — купить билетик, чтобы через неделю получить результат. Есть смешанный тип людей: долго сидеть на месте они не хотят, но провести немного времени за игрой им интересно. Для них и придумали такие игры как scratch cards, high/low — мгновенные лотереи или «у кого больше» — где простое действие дает быстрый результат. Мы, например, сделали очень успешную игру Snakes And Ladders: рассчитали математику, сделали удачный дизайн, и она как раз благополучно попала на сайт этого оператора.

О выставках


Мы посещаем четыре-пять событий в год и очень тщательно к ним готовимся. Самый крупное событие в индустрии — лондонский ICE Totally Gaming. Там представлены и казино, и букмекерские конторы, и аналитические агентства, и платежные системы — обычно более 400 участников. Огромный выставочный центр всегда заполнен, причем места там очень дорогие, а большинство участников выставки сфокусированы на оналйн-бизнесе. Это событие номер один, причем мы считаем его нашим домашним — даже устраивали там частную вечеринку в этом году.

Но надо сказать, что каждая выставка, на которой мы побывали, давала нам новые возможности — вообще, как раз в игровой индустрии ивенты очень важный источник новых заказчиков.



Что касается Лас-Вегаса, там базируются огромные мировые корпорации. Там есть возможность встретиться со стейкхолдерами топовых компаний — затем вы можете продолжать сотрудничество уже, скажем, в Великобритании. Специфика бизнеса в США в том, что решения принимаются очень быстро, поэтому времени выставки бывает достаточно для того, чтобы как минимум предварительно о чем-то договориться на месте. Основное отличие Лас-Вегаса от Лондона в том, что здесь участники в основном заинтересованы в развитии традиционных казино. Шикарные стенды, прекрасные продукты, новые мониторы, новые места, новые идеи для мультиплеер, рулетки — очень много всего интересного. Однако пять лет назад я бы сказал, что это нам неинтересно — все-таки, мы разрабатываем софт. Зато сейчас мы абсолютно уверены, что даже у land-based-компаний, всегда есть потребность сделать что-то в интернете.

Сейчас обдумываем поездку в Макао в следующем году — это еще один город, где можно встретиться со стейкхолдерами глобальных гемблинговых компаний. У нас, кстати, уже есть клиенты в Юго-Восточной Азии.

+2
3.6k 12
Leave a comment
Top of the day