ВиЭмТи Групп corporate blog
June 2015 22

Как DIY роботы изменят образование к 2035 году

В прошлом посте мы рассмотрели историю конструкторов. Теперь давайте взглянем в будущее. В понедельник на Робостанции прошел круглый стол о робототехнике в системе российского образования. Речь шла о всех идеях и планах на российскую систему образования вплоть до 2035 года, собрались представители технических универов и рассказали о своих планах на будущее, не сочтите оффтопиком, тк речь пойдет DIY наборах и именно DIY робототехнике.



Россия выпускает инженеров больше чем кто либо. При этом в России 18 миллионов школьников, 12 миллионов из них ходят в кружки и секции и лишь 9 000 человек занимаются моделированием (авиа-, авто-, гидро- и робо-). Всего девять тысяч! Этого явно недостаточно, более того такие факультативы никак не интегрированы в образовательный процесс а чаще противоречат ему. В итоге получается как-то так:



Что собирается сделать министерство образования? Примерно следующее:

image

Удивительным образом в планах отведено заметное место DIY робототехнике. АСИ планирует до 2020 построить четыре больших детских технопарка посвященных робототехнике (как раньше дворцы пионеров) и вообще сделать это направление магистральным. Это пилот, который рассчитан работать с осени где-то, с сентября месяца, как только пройдет голосование в Госдуме. 4 региона: Ханты-Мансийский Край, Калининград, Московская область и Ульяновск. В зависимости от результатов этого масштабного эксперимента определиться формат всей нашей системы образования после 2015 года.

Ольга Кайрова дала небольшой ликбез:
Первый тренд и самый важный тренд – это распространение «do you it your self» культуры. Сейчас возникла технология 3д принтинга и, соответственно, все, что раньше производилось централизовано, сейчас постепенно будет уходить, уже сейчас все можно сделать в гараже.

Второй — межпоколенческий, то есть разные поколения могут совместно обучаться и будет возникать такой формат, как семейные университеты. И, соответственно, образование на работе, оно уже существует, но это будет еще усугубляться. Потом, в связи с тем, что у нас распространяется интернет, то IT-культура, она накладывает свой отпечаток на те ценности, которые сейчас возникают в нашем обществе. И из IT возникает много новых технологических форматов. Например, онлайн-курсы, они есть уже. Вот на сайте edu2035 можно будет посмотреть прямо по технологиям внутри каждого тренда.

Третий — прагматизация образования. То есть будут уходить учителя, которые вещают и делятся знаниями, а образование будет заточено под конкретные цели индивидуума. И в связи с этим будут возникать там симуляторы, которые позволяют достичь конкретных целей. Если вы хотите групповую работу, скажем навыковое образование, оно будет распространено и из него можно будет составлять свой образовательный профиль, индивидуальный. Возникнет автоматизация базовых интеллектуальных процессов, сейчас вы можете погуглить уже в интернете все, что угодно. Это автоматизация поискового компонента, скажем так, у человека. Это будет с развитием искусственного интеллекта усугубляться и вплоть до того, что внешняя среда начнет сама подсказывать человеку, как ему действовать в разных ситуациях.

Четвертый — новые модели создания знаний. Сейчас очень распространяется вики-формат и краудсорсинг, теперь создавать знания может кто угодно. А технологии биг-дата будут позволять их собирать и анализировать, и исследовать. В общем новые исследования будут накапливаться из открытых источников. Возникает индустрия развития когнитивных способностей человека. То есть, если раньше это были ноотропы, которые принимали для улучшения памяти, то сейчас это достигается аппаратными средствами. И будут возникать методики работы с мозгом. И такие тренажеры для развития когнитивных способностей. И в принципе, в абсолюте, это уйдет в эру нейронета, когда закончится интернет и люди начнут общаться из мозга в мозг. Вот, соответственно, на этом тренде возникает когнитивная революция.

Следующий тренд – это борьба за таланты. Это про индивидуальные образовательные траектории, про то, что человек будет выстраивать свою жизнь на основании своих способностей. Сюда же, вот кто смотрел фильм Гаттака, сюда же попадут там все генетические эксперименты и выстраивания, скажем так, предустановленные задатки у детей. И получится, что генетика позволит изначально сформировать предпосылки, а нейротехнологии натренировать ребенка в нужном направлении в зависимости от его цели. Или цели его родителей. Со временем, если сейчас у нас скорее такое разнообразие образовательных форматов только возникает, а потом здесь наступит, примерно к 2017 году, некоторый порядок и вычленяться те, кто предлагает наиболее удачные решения, и появятся глобальные игроки в онлайн-образовании.

Отсюда у нас формируется примерно вот такой образовательный ландшафт в 3-х горизонтах. В коротком горизонте, 3-5 лет возникнет много образовательных форматов онлайн, возникнет смена, то есть уйдут оценки и появится система признаний достижений и паспорта компетенции, появятся модели инвестирования в таланты. В более длинном горизонте у нас появятся университеты глобальные онлайн, которые миллиардами будут учить людей. Появятся менторские сети, появятся решения для обучения без классических университетов, геймификация проникнет везде. И такие вещи, как нейроинтерфейсы и биометрия позволят собирать объективную обратную связь о вашем процессе обучения. И в совсем длинном горизонте все будет построено на игре, а искусственный интеллект будет подсказывать человеку решение по его жизненной траектории. В конце возникнут новые виды педагогики, которые пока еще сложно предсказать.

А в коротком горизонте уйдут учителя, которые несут просто знания, уйдут стандартные тесты и заменятся интеллектуально-образовательными траекториями. Соответственно уйдут оценки за семестры. В длинную уйдут дипломы, журналы успеваемости, авторские учебники. В совсем длинную в принципе уйдут (к 2035 году) классические виды школ и университетов.

Все это просто перпендикулярно и часто враждебно классической школьной системе. Почему так происходит ответить легко, но для этого прийдется сделать экскурс в историю. Система среднего образования — одна из старейших общественных систем. Она была создана Иезуитами и практически не претерпела никаких изменений с момента издания «Школьного устава Общества Христа», а это, на минуточку, 1599 год!

Иезуиты создали все до мелочей — придумали классы, уроки по 45 минут, учебники, тетради в линеечку, оценки, сочинения, изложения, контрольные, семинары и лекции и вывели саму технологию «школения»: бесконечное повторение абстрактные логических приемов и строгое следование правилам. Учитель, как и учащиеся, был лишён какой бы то ни было самостоятельности в работе, каждый его шаг регламентировался школьным уставом. Цель такой школы — не столько воспитать человека, сколько приучить его к монотонному умственному труду и сделать унифицированным элементом системы подавив творческое начало.


Ничего не напоминает?

Изменений эта система почти не претерпела, разве что в 1905 году венецианский учитель Роберто Невелис придумал давать дополнительные задания на дом вместо порки нерадивых учеников. Почему же иезуитская система оказалась так хороша, что работает без особых изменений уже пять (!) сотен лет? И хорошо работает, эффективно.

Смысл школы не в учёбе, а в школении. Знания и технические приёмы мышления не так важны. Важно перебить гормональный взрыв в период полового созревания и приучить головной мозг работать в усиленном режиме. Чтобы учителя-мучителя не запутались, школение желательно привязать к какой-то одной дисциплине. В гимназиях 19 века зацикливались на мертвых языках, в школах середины 20 века — на математике. Чем абстрактнее и бессмысленней тем лучше — это как муштра в армии. Например в швейцарских панцергринадерах новобранец бегает по стадиону с бревном на плече, ровно до того момента как он перестанет задавать себе вопрос зачем он это делает. Это идея школы доведенная до предела.

Но это пол картины, ведь школы были не сами по себе. Они готовили унифицированные кадры для иезуитских университетов (а это считай все университеты европы и есть). В результате все 6ыло стандартизировано и все прекрасно понимали друг друга, из таких учеников и преподавателей уже можно выстраивать «производственные цепочки» в универсистете. А иезуитский университет это… средневековый компьютер. Библиотека это жесткий диск, в директорате сидит процессор, а аудитории — системы вывода. Суть этого «компьютера» простое копирование информации, в форме переписывания от руки в тетрадь, причем переписывания лекций которых часто даже нет в печатном виде. За каждую рукопись университету падает в карман денежка, буквально из воздуха — не удивительно, что система работает столько лет.

Не трудно видеть, что вся эта машинерия рассчитана на общество с фатальным дефицитом информации, тн гипоинформоционное общество. И совершенно не рассчитано на современное гиперинформационное общество.

Исторически университет и школа были учреждениями, где человеку передавалась определённая сумма знаний. Люди занимались под наблюдением специалистов, которые облегчали процесс усвоения и переработки информации. Однако в современном обществе эти функции перестали быть значимыми. Кому нужны университетские библиотеки или архивы, если 99% информации можно получить через интернет, причём в сто раз более эффективно. Студенты также не нуждаются в жилье и пособиях. Зачем жить внутри огромного ретро-компьютера, когда настоящий компьютер давно умещается в карман?


Так представляли образование будущего в 1900 году.

По этому семинар и был посвящен вопросу, как интегрировать в эту систему робототехническое образование не профанируя его.

Андрей Пономарев, эксперт центра развития молодежного предпринимательства Университета Машиностроения:
Погрузившись осенью в практико-ориентированное образование, обнаружили такую интересную вещь. Подразумевалось, что студенты, объединившись в группы, по 3-5 человек, начнут работу с проектами, с железками. И оказалось, что им негде в техническом университете пристроиться работать с железками. Все лаборатории где-то под кафедрами, как-то прикрыты, как-то закрыты. И вот последние 1,5-2 года, студентов начали раздражать закрытые аудитории, лаборатории. То есть, когда они не могут прийти, сесть и пошуметь в читальном зале. У них даже появился проект «Антибиблиотека», который благополучно заменили коворкингом для них. Но, тем не менее, они все равно не могут там постучать, пошуметь, пожужжать, посверлить. Вот это оказалось не готовое техническое образование.
В этом году мы погружаемся полностью, и у нас сейчас есть возможность освободить целую площадку под это практико-ориентированное образование, с железками они все равно будут работать. Вот там (в схеме выше) было красиво написано, что уйдет, но я так грубо скажу препод. Не уйдет препод, и скоро не уйдет. И мы еще увидим, как наши, вот там 20 лет написано, как раз сегодняшние студенты будут иметь своих детей, они будут приводить их к вам и говорить: «Позанимайтесь, я не хочу, чтобы он работал через интернет». Потому что ребенку в 5-10 лет невозможно выбрать самому в интернете какой-то курс. Это придется делать родителям. У родителей время ограниченное, либо ты зарабатываешь деньги, либо ты ориентируешь ребенка где-то в интернете.

Но когда мне предлагают купить робототехнический конструктор ребенку, примерно, от 25 тысяч рублей, то в содружестве с соседними папами мы решили, что гараж и старая «копейка» за 20 тысяч рублей восполнит все их технические знания, собрать и разобрать. И это обойдется дешевле, чем робототехнические под надзором взрослого, под надзором контроля. Та вещь, которая им интереснее даже, чем робот. Потому что они не представляют, как работает кривошипно-шатунный механизм.

Вот эта работа с железками, в грязи их прельщает больше, чем ехать куда-то 1,5-2 часа позаниматься в кружок. Или вот еще пример. Когда вы приходите, вам дают, ну у нас свои дети, если папа приходит с одним ребенком ему подсовывают, еще 3-5, и они разбирают видеомагнитофон. Разбирают его под комментарии инструктора, который бегает, обслуживает несколько столов. Дети не представляют, что такое видеомагнитофон, они не знают, как устроен компьютер, ноутбук для них загадка, и до 15 лет это просто фантастика.

Я к чему это все клоню? Вот коллега правильно сказал, что мы сейчас стремимся объединить несколько ВУЗов, студентов разных ВУЗов в команды. Мы с трудом это делаем внутри университета, практически загоняем эти команды пинками. Дизайнеры понимают, что в этой команде нужен дизайнер, где девочки делают самодвижущийся чемодан, робототехник понимает, что там нужна робототехника, но при этом мы их туда объединяем практически пинками. Результат, вот кого мы насильно загнали и заставили это дело образовываться, результат, как ни странно, в оценках их поражает больше всего и они остаются работать с командами с некоторыми изменениями. Оценка никуда не уйдет, рейтинг все равно останется. 5 баллов это будет или 100 баллов, как у нас сейчас это принято по 100-бальной системе как-то дифференцировать. Они все равно за каждый балл, они приходят и говорят: « Вот у меня 75 баллов, а вот у него, он со мной в команде работал, у него 77 баллов». Вот эти 2 балла на фоне 100, эти 2% ничего не значат. Вот так вот случайно где-то лишнюю галочку поставили ему, где-то он сходил на мероприятие дополнительное, но они за него борются.

Но самое страшное даже не в этом. Вот там когда написано было, что уйдут дипломы. Проведите эксперимент, сходите к любому работодателю и скажите, что вы без диплома. И он вас просто не поймет. Вот просто не поймет. Вы приходите в поликлинику – от вас требуют карту. Мы приходим к работодателю устраивать на практику студентов, он говорит: «Отлично, все, хорошо. Давайте его на практику, а через год он ко мне придет, и я его отправлю… это инженера, на курсы, чтобы доучиться управлять станками с ЧПУ. Мы закупили много станков». Мы ему говорим: «Вот же техникум. Вот там делают, готовят под ваш станок» — «Нет, мне техникум не нужен. Мне нужен с высшим образованием».

Сегодня магазины набирают продавцов с высшим образованием, не ниже. И мы пытаемся здесь же дать им какие-то… Они прекрасно знают, люди, которые хотят быть продавцами, они прекрасно знают, что от них требуется. Корочка. Корочка. И все, больше ничего не надо. Там эти…

Да, сейчас диплом о высшем образовании требуют даже у продавцов в магазине, но это вовсе не означает ценность диплома, скорее наоборот. В современном гиперинформационном обществе проблема получения знаний это не проблема — все доступно в два клика. Но ученики не знают какие именно знания им нужны.

Андрей Пономарев, эксперт центра развития молодежного предпринимательства Университета Машиностроения:
Когда мы предлагаем детям в их полное распоряжение 3д-принтер и спросили что они хотят напечатать, знаете что они все до одного ответили? Что-нибудь! Только после длительных расспросов из них можно вытянуть чехол для телефона. Но тогда мы говорим просту вещь: зачем печатать чехол за $10 который скроет корпус телефона, на дизайн которого были потрачены миллионы? Только тогда ребенок начинает задумываться и мы уже ему рассказываем что и как можно напечатать, после этого они уже могут что-то придумать. Это очень большой прогресс всего для 45 минутного занятия — здесь и абстрактнее мышление и систематизация и решение творческих задач.

21 век ставит ситуации с ног на голову — интернет дает доступ ко всем знаниям человечества, по этому часто дети знают больше своего школьного учителя и им не терпится применить свои знания на практике. Именно этой цели служит робототехническое образование — это факультативы которые построены в противовес классическим урокам с оценками. Какова же ее цель? Оказывается так поставить вопрос в голове ученика, что 6ы он сам задал себе вопрос «Зачем» — таким образом инициатива переходит от учителя, к ученику.


1933 год.

Наргиз Исаева, эксперт:
На мой взгляд, самое важное, ответить на вопрос «Зачем?». Надо на этот вопрос ответить и преподавателям, и чтобы дети понимали, зачем им это нужно? Зачем они приходят в лабораторию робототехники, зачем это нужно? Прекрасно то, что вы говорили, что роль преподавателя, она все-таки меняется в этой системе. Это уже не человек, который стоит за кафедрой и вкладывает какие-то знания, которые никто не понимает, зачем они нужны этим детям. И дети могут никогда этим и не воспользоваться. Знаний в избытке, знания обесценились, знания можно получить не только от преподавателя. Ими кишит интернет, и чем дальше, тем больше. И только когда ребенок ответит себе на вопрос, зачем ему это нужно, только тогда, и если будет взрослый, который его сориентирует и скажет: «Знаешь, вот ты задумал такую интересную вещь, давай я покажу тебе, где можно найти знания, где ты можешь получить те знания, с помощью которых ты воплотишь свою идею». Вот именно таким образом меняется роль преподавателя.

Такой подход призван изменить основной элемент обучения. Вместо копирования и подражания занятия построены на творческих задачах. Пускай ученик пользуется интернетом, ищет материал, его обрабатывает. У нас нет оценок, дипломов и домашних заданий, вместо конкуренции с другими учениками за оценки все представлено в игровой форме.

Диана Стрелец, центр робототехники «Батион»:
Ольга сказала в своем докладе, что в ближайшее время у нас исчезнут журналы успеваемости, и классическая система образования заменится на какую-то другую. Мы тоже уходим от обычного журнала об успеваемости и от классической системы оценивания. У нас у каждого ребенка есть свой профиль в online, и он за учебный год нарабатывает себе рейтинг, как в игре. Он проходит тесты на уроке, он участвует в учебном процессе, выполняет какие-то задания. И за успешное прохождение тестов, за участие в учебном процессе он получает определённое количество баллов. Он проходит какие-то уровни, получают какие-то звания, какие-то веселые звания, которые, в общем-то, вдохновляют, мотивируют. Получают какие-то очки, баллы. Потом эти баллы могут меняться на какие-то материальные плюшечки, какие-то устройства он может себе домой забрать. Ну, в общем, это еще дополнительно мотивирует ребенка, кроме самоцели, то, что он приходит изучать робототехнику. Ну, и добавляется такой аспект соревнования, аспект игры.

Кроме этого есть еще одно важное отличие — если классический диплом выдается ученику, то здесь диплом нужно получить. То есть нельзя просто отсидеть курс лекций, нужно что-то собрать или сделать. Вроде мелочь, но она переворачивает весь образовательный процесс.

Константин Ермишин, аспирант и преподаватель робототехники в МГТУ им. Баумана, кафедра робототехники РК-10:
Я хотел бы поделиться нашим опытом, опытом МГТУ им. Баумана по работе с учащимися, ну, наверное, с 8 по 11 класс. У нас есть партнерская организация «Детский край», это физико-математический форум в Якутии, где уже на протяжении, наверное, 3-х последних лет мы 2 раза в год проводим недельные и 2-хнедельные выездные мастер-классы по специально разработанной под них программе. Если кратко, то это образовательный процесс, максимально приближенный к тому, чем занимается педагог вуза с абитуриентом при поступлении его в МГТУ им. Баумана, по программе «Шаг в будущее». Программа «Шаг в будущее» – это конкурс технических проектов. Уже сегодня коллегой из «МАМИ» упоминались технические олимпиады, которые постепенно приравниваются по статусу к олимпиадам по физике, математике, и которые в дальнейшем дают дополнительные баллы к ЕГЭ, либо какие-то бонусы при поступлении в Вуз. Программа «Шаг в будущее» – это примерно то же самое. Т.е. это конкурс технических проектов, это именно проект. Проект, максимально приближенный к дипломному проекту студента-выпускника Вуза, но выполняемый учащимися на примитивно базе. Т.е. это все стадии проектирования от постановки определения проблематики и постановки задачи, разработки эскизного проекта вплоть до реализации прототипа, но на доступной элементной базе. Это конструкторы, это электроника arduino, что угодно напечатанное на 3D-принтере и т.д. Вот в принципе, уже на протяжении, ну, 2 года в этом принимаю участие я, до меня еще пару лет коллеги этим делом занимались. Мы реализуем такую вот программу с учащимися, в том числе, которые из них в дальнейшем поступают к нам на факультет робототехники.


1958 год

Именно эта объекто-ориентированность приходит в противоречие с идей онлайн образования. Но если приглядеться, то противоречие может оказаться и подспорьем.

Мустафин Сергей, преподаватель робототехники:
Я хотел бы сказать пару доводов против online-образования в робототехнике. Вообще, в принципе, все инженерные специальности, они так или иначе ремесленные, т.е. результатом деятельности инженера является внедрение его разработок в каком-либо промышленном процессе, технологическом, производственном и т.д. И основную составляющую в процессе внедрения каких-либо результатов инженерной деятельности составляет пуско-наладочный процесс, который требует определённого опыта, компетенции от специалистов, работы с физическим оборудованием, с железным оборудованием. Т.е. невозможно на стадии какого-либо дистанционного проектирования, удаленного проектирования учесть все нюансы, связанные с разработкой того или иного проекта, ну и последующие нюансы его внедрения и эксплуатации. Есть такая старая советская поговорка, то, что электротехника – это наука о контактах, т.е. невозможно изучить электронику, процесс проектирования всех дисциплин, связанных с приборостроением дистанционным. Дистанционно может быть лекционный материал преподаваться, дистанционно могут быть какие-то курсы. Но без физического участия студента, школьника в процессе проектирования, в процессе пайки, наладки, введения в эксплуатацию этого устройства, оборудования, достичь каких-либо результатов невозможно.

C другой стороны всем известно, что в мире робототехники существует достаточно много дорогого оборудования профессионального. И зачастую оно недоступно индивидуальным разработчикам, учащимся, даже зачастую, кафедрам в вузах. Так, в том числе, и у нас на кафедре робототехники ряд проектов требуют для успешной реализации оборудование такое, когда, допустим, один лазерный сканирующий дальномер стоит порядка полумиллиона рублей. И для разработки автономного робота он необходим. В связи с этим у нас налажен процесс дистанционной работы учащихся с моделью робота, это как виртуальная модель робота, так и полунатурная модель робота, когда в учебной лаборатории стоит физический робот, он один, он доступен для всех учащихся, он оснащен необходимым количеством оборудования, к роботу предоставлен удаленный доступ учащимся. Они, соответственно, протестировав свои алгоритмы, сдав и преподавателю на виртуальную модель робота, впоследствии имеют доступ дистанционно в случае, если им это необходимо, к физическому объекту, либо же уже у реальности в лаборатории отработать это уже на реальном роботе.

Конечно здорово, когда каждый из дома может самостоятельно получить образование. Но не будет забывать, что образование обязана быть унифицированным и стандартизированным иначе просто выпускники школ не будут понимать друг друга. Самообразование стало реально как никогда, но это приводит к неизбежной профанации когда ученик сам может «что-то ненужное» пропустить, например физику выучить, а химию упустить — такой человек не сможет стать первоклассным инженером. Именно по этому так важно внимание к реформам министерства образования — сейчас онлайн курсы и центры робототехники полезли как грибы после дождя, у каждого своя программа и знания, к тому же никак не интегрированные со школьной программой. Но и минобру не просто стандартизировать все это хозяйство — для начала нужно разобраться и понять какая система эффективна.


1970, японцы и в будущем не видят альтернативы побоям.

Именно по этому большие надежды все DIY сообщество возлагает на проект АСИ с детскими технопарками. Если кратко, то они представят собой не готовое решение под ключ, а площадку для различных франшиз. На них в течении года опробуют все DIY образовательные программы и выработают федеральные стандарты, которые уже пойдут в серию. Например, финансирование этих центров будет построено по схеме: 1 рубль из федерального центра + 2 руля от федерального округа + 1 рубль от бизнеса. Причем это не тот бизнес, что будет учить детей на площадке, а тот бизнес который заинтересован в получении конкретных молодых специалистов из инкубатора, и он будет финансировать нужные ему франшизы, кружки и программы.

Такая схема может показаться импровизацией, но нужно видеть картину целиком. Такой ход с дворцами пионеров весьма рационально ложиться на общий вектор развития образования. Не буду вдаваться в детали, всего один пример — после запуска спутника в 1957 году США здорово испугались и создали три организации DARPA, NASA и NDEA. Если первые две всем знакомы, то третья-то не попала под прожекторы рекламы, а она как раз самая важная из них. National Defense Education Act 1958 года копировал систему образования СССР — теперь школа-университет-завод становились одной структурой и производство ракетных двигателей уже со школы отмечало способных учеников, вела их в нужный университет и уже при поступлении приписывала выпускника к будущему производству. Только благодаря этой реформе американцы смогли если не догнать нас в космосе, то сократить отставание.

Не трудно видеть, что сейчас наша система образования хочет сделать еще один огромный шаг в этом направлении — бизнес сам оплатит нужные ему системы обучения, федеральный центр обеспечит стандартизацию и проследит за качеством, а местные власти сделают все как нужно их региону — исходя из условий и потребностей.

Звучит замечательно, но сработает ли? В каком-то смысле Робостанция является демонстрационной моделью этой системы и показывает эффективность идеи.


2015, образование каким оно получилось реально.

Игорь Никитин, основатель Робостанции:
Как вы знаете, робототехника очень важная и просто невероятно наукаемкая отрасль. Это большое направление, и в одиночку сделать здесь что-то практически невозможно. Только объединяя коллективные усилия, можно добиться каких-то серьезных результатов. И наши выставки, наши мероприятия, эта школа, никогда не случились бы, если бы партнеры, которые проводят образовательные семинары, помимо наших педагогов. Если бы партнеры, которые в том числе предоставляют образовательные конструкторы и другие материалы здесь, Департамент науки промышленности предпринимательства, КВБ или лично вице-мэр Наталья Сергунина, не предоставили бы нам возможность взять в аренду, в пользование оборудование, на котором здесь, в том числе на прошлой неделе, был уже создан первый проект «Экологические роботы». 4 проекта показали роботов, которые могут самостоятельно перемещаться, строить маршрут, принимать решения и проводить замеры экологической ситуации. Это был абсолютно школьный проект, который сами школьники делали. Фактически дети, в их возрасти я о роботах только в книжках читал. То есть представьте на сколько они уже сейчас умнее и информировании нас! И какой еще образовательных проект может дать им все это? Только робототехничекие конструкторы!

Поэтому у нас стоит большая цель сдвинуть образовательную систему таким образом, чтобы как можно больше уроков по робототехнике появлялось в наших школах, как можно больше олимпиад по робототехнике, как можно больше событий, связанных с образовательной робототехникой, происходило. И они были всегда на виду, на слуху. И как можно больше ребят, молодых инженеров становились робототехниками. Это миссия нашей компании, некоммерческая миссия — возрождение инженерной элиты. И сделать это, достичь этой большой задачи и цели можно только сообща, когда важен вклад каждого.

Вот мы и вкладываем. Ребята открыли Робостанцию, эксперты провели семинар, а я написал этот пост — может он сподвигнет и вас собрать своего робота или записаться в Робошколу.

+14
27.1k 75
Comments 29
Top of the day