«Цифровые государства»: с чего все началось

1cloud 25 февраля в 20:35 8,6k
Иллюстрация: Жан Гранвиль PD
Консалтинговая компания Deloitte в конце 2017 года выпустила доклад о технологиях в международном государственном секторе. Главный тренд на 2018 год — то, что исследователи называют symphonic enterprise. Эта концепция подразумевает достижение кумулятивного эффекта от внедрения государством и бизнесом таких технологий как, например, блокчейн и системы искусственного интеллекта. Цель — повысить эффективность работы всего «цифрового государства» — от взаимодействия граждан, госструктур и бизнеса до реализации базовых задач по электронному документообороту.

Сегодня мы расскажем, как появлялась концепция «цифрового государства» (ЦГ), поговорим о первых примерах отдельных систем и возможностях для их интеграции.

Культурные истоки «цифрового государства»


Тема государства, в котором технологии выдвинуты на первое место, занимает особое положение в литературе. Летающий остров Лапута из «Путешествий Гулливера» Джонатана Свифта — одна из первых теоретических моделей государства будущего, в котором главную роль играют технологии. Кстати, в самом произведении ни к чему хорошему это не привело — жители острова не справились с бытом, несмотря на все успехи в научной сфере, а власть сосредоточилась в руках одного правителя.

Элементы цифрового государства можно найти практически во всех классических антиутопиях: «О Дивный новый мир» Олдоса Хаксли, «Мы» Евгения Замятина, «1984» Джорджа Оруэлла. В основном писатели останавливались на средствах слежения за гражданами и утрировали их негативное влияние на свободу во всех ее проявлениях.

Роман «Дом в тысячу этажей» Яна Вайсса вышел в 1929 году. Как и другие антиутопии, он рассматривал актуальные на момент написания проблемы через призму возможного будущего. Единый центр, из которого управляется огромный небоскреб-дом, можно сравнить с платформой или командным центром управления службами в современном цифровом государстве, например, в Сингапуре.

С антиутопиями всегда соседствовали утопии — книги о прекрасном технологичном мире будущего. С появлением первых компьютеров стало появляться все больше авторов, видящих в компьютеризации и роботизации если не благо для человечества, то, как минимум, норму. К таким писателям относятся десятки классиков жанра научной фантастики — например, Айзек Азимов (и его первый закон робототехники).

Популярность художественных книг и работы философов-теоретиков помогли обществу начать активное осмысление различных возможностей, которые предоставляют новые технологии, и связанных с ними рисков. Параллельно с ними начала появляться теоретическая база и практические работы, которые решали конкретные задачи и еще не могли учитывать и воплощать весь масштаб концепции «цифрового государства».

От концепций к реальным системам


Нельзя говорить о том, что теоретическая основа концепции цифрового государства развивалась и задумывалась целенаправленно как единое направление. Наоборот, такие характеристики она приобретает только сейчас, впитывая знания и опыт ряда отдельных теорий и дисциплин. Они появились не пару лет назад и прошли достаточно долгий путь до того, как было решено использовать их для цифровизации государств.

Например, кибернетика, известная нам сегодня в том виде, который был предложен Норбертом Винером в 1948 году, ранее подразумевалась как дисциплина, отвечающая за управление государством — это видение термина в 1830-х ввел Андре-Мари Ампер, французский физик, математик и естествоиспытатель. Развитие кибернетики шло вме-сте с осмыслением того, что из себя представляет «информационное общество» — это понятие зародилось в 1940-х годах. Оно связано с такими учеными как Клод Шеннон, Джон фон Нейман, Алан Тьюринг и другими именитыми представителями начала эпохи информатизации.

Одним из возможных прототипов цифрового государства в СССР была концепция первой Единой государственной сети вычислительных центров. Ее автор — Анатолий Китов. В 1956 году была опубликована его книга «Электронные цифровые машины», которую затем перевели и опубликовали во множестве стран, в том числе и в США. В 1959-м Китов предложил создать единую автоматизированную систему управления для вооруженных сил и народного хозяйства страны, но власти не поддержали идею.


/ Flickr / Seattle Munici-pal Archives / CC

В 1960-х в США начали появляться первые научные работы по электронному делопроизводству и проекты по внедрению компьютерных систем в работу госструктур. Статья сотрудника одного из подразделений министерства финансов США Хорварда Гэммона (W. Howard Gammon) «Автоматизация документооборота на предприятии» от 1954 года считается одной из первых работ, которую можно условно отнести к направлению цифровизации госуслуг.

В начале 1970-х в Калифорнийском университете в Ирвайн (Калифорния, США) была образована одна из первых крупных исследовательских групп по вопросам внедрения автоматизированных систем управления в муниципальные и государственные учреждения. Она называлась URBIS (Urban Information Systems), а ученые, которые входили в эту группу (K.L. Kraemer, G. Howe и другие) считаются одними из первых теоретиков в области цифрового государства.

В это время (начало 70-х) появились и первые европейские исследовательские группы. Здесь в лидеры вырвались Германия и Австрия — другие ведущие страны Европы присоединились к ним только в 80-е. Подробнее об истории научных работ по теме — в этой статье — «Information Technology and Government Research: A Brief History».

С развитием сетевых технологий начали появляться новые тематические направления, которые были связаны с решением отдельных задач цифровизации. Например, с подачей налоговых деклараций. Такое направление называется «efile» или «electronic filing». Его история началась с эксперимента в 1986-м году. Участвовали 5 специалистов по подготовке деклараций из Цинциннати (город на юго-западе штата Огайо, США), Роли (столица штата Северная Каролина) и Финикса (столица и крупнейший город штата Аризона).

В ходе эксперимента им удалось обработать 25 000 деклараций, а также сэкономить время и ресурсы на пересылку документов в печатном виде — и уже в следующем 1987 году количество специалистов, участвовавших в проекте, выросло до 66 человек. В 1990-м «efile» обработал 4,2 млн налоговых деклараций. В 2013-м — более 122 млн.

В СССР внедрение систем электронного документооборота (СЭД) и автоматизации делопроизводства началось в 1980-х годах в аппарате ЦК КПСС. Первые системы обладали весьма скромными возможностями — секретарь мог вводить регистрацион-но-контрольные карточки, производить поиск по ним и вести реестр документов. Только через 8-10 лет после этого начали появляться первые СЭД на предприятиях, а полноценный рынок СЭД в России зародился уже в 90-е. Впоследствии электронный документооборот охватил сферу управления знаниями и бизнес-процессами и стал весомой составляющей цифрового государства, которое начинало формироваться на пересечении разных сфер.

Завершаем минуткой терминологии


Сегодня для обсуждения темы всеобщей цифровизации используют сразу несколько близких по смыслу понятий, например — «цифровое государство» (ЦГ) и «электронное правительство» (ЭП). На самом деле, ЦГ и ЭП не являются синонимами. Это — более общее и частное понятия. Первое (ЦГ) подразумевает включение в себя второго (ЭП), но не наоборот.

Вопрос о том, что конкретно входит в состав электронного правительства, вызывает дискуссии даже среди научного сообщества. Например, ряд участников тематического форума на платформе Research Gate выдвигают гипотезу о том, что в электронное правительство входит 4 направления:

  • администрирование — ИКТ в процессах, связанных с гос. управлением;
  • предоставление госуслуг — сервисы для граждан в электронном виде;
  • вовлечение граждан в процесс принятия управленческих решений;
  • алгоритмизация взаимодействия госструктур, бизнеса и граждан.

Одна из важнейших задач электронного правительства заключается в формировании совершенно новых методов и подходов, которыми могли бы воспользоваться граждане и предприниматели для эффективного взаимодействия с госструктурами. Такие новшества должны быть построены на принципах открытости и благотворно влиять на экономическую ситуацию и состояние общественных отношений в стране. Для этого зачастую требуется полный пересмотр процессов взаимодействия на всех уровнях, принципов подбора специалистов и разработки технологических решений.

Например, правительство Австрии сформировало платформу «Digital Austria». Она координирует работу правительства, региональных властей и муниципалитетов в формате специальной комиссии, отвечающей за 4 направления:

  • информационное — обеспечение общего доступа к информации от госструктур;
  • коммуникационное — обеспечение обмена информацией с государством;
  • транзакционное — реализация госуслуг и электронного документооборота;
  • направление по персонализации — таргетирование контента по задачам граждан.

Цифровое государство (ЦГ) — это более общее понятие. Многие вспомнят Эстонию и будут правы. Эстония — один из примеров ЦГ, находящегося в процессе формирования и строительства. В следующих частях нашего «сериала» про ЦГ мы еще вернемся к терминологии и рассмотрим ЦГ через призму цифровых платформ, которые являются одной их основ развития сферы госуслуг и цифрового государства в целом.

Несколько свежих материалов из корпоративного блога 1cloud:

Проголосовать:
+20
Сохранить: